На Вечере научных страшилок обсудили страх показаться смешным и ИИ

13 сентября во Владимире прошло научно-популярное ток-шоу «Вечер научных страшилок», организованное Информационным центром по атомной энергии. Любители интеллектуального досуга собрались в музее науки и человека «Эврика». Темой вечера стали праздники и значимые даты, отмечаемые в этот день: День программиста и вручение Шнобелевской премии (Ig Nobel Prize).

Алексей Незнанов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник Международной лаборатории интеллектуальных систем и структурного анализа ФКН НИУ ВШЭ; доцент департамента анализа данных и искусственного интеллекта ФКН НИУ ВШЭ, специалист по Compuret Science, объяснил, стоит ли нам бояться искусственного интеллекта (ИИ).

«Существуют так называемые «большие страхи», и первый из них звучит так: мы все потеряем работу и будем годны только как батарейки для матрицы. Действительно, через 10 лет почти половина профессий отомрёт, а это до 30% рынка. Гуманитарии до 2010 года были уверены, что их это не коснётся. Но сейчас компьютер пишет музыку, стихи и картины, стилизуя их под художника. Второй страх: нас всех убьют, так как и на батарейки мы не годимся. Роботы настолько разовьются, что мы им не будем нужны. Но вопрос: нужны ли роботам те же ресурсы, что и людям? А если у них будет свободное целеполагание?» — обратился к слушателям Алексей.

По мнению преподавателя Высшей школы экономики, законы робототехники Айзека Азимова неприменимы, потому что их можно обойти с точки зрения формальной логики и они не могут помешать роботам обижать людей, а вот создание дружественного ИИ (Friendly  Artificial Intelligence), имеющего свою этическую систему – это более перспективная история. «Мы требуем, чтобы компьютер был человечнее, чем сами люди. Человечество, не разобравшись в себе, пытается навязать неясные представления другому субъекту. Искусственный интеллект наделяется нами самими какой-то волей, желаниями, обрастает нашими страхами. То же самое с ядерной энергетикой. Статистика показывает, что ядерная энергетика безопаснее, чем обычный молоток. Ей же приписывают зловещую роль Молоха, который обладает собственной злой волей», — объяснил Алексей Незнанов.

Главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шрёдингера» Григорий Тарасевич в своём выступлении рассказал, в чём смысл Шнобелевской премии: «Она вручается за странные, на первый взгляд, исследования, и можно чётко выделить две категории номинантов: над работами, где выбран нетривиальный объект исследования, по-доброму шутят, а над теми, кто занимается профанацией науки, довольно жёстко иронизируют».

Проблема среднестатистического российского учёного в том, что он боится выглядеть смешным, уверен Григорий Тарасевич. «Российскому учёному присутствовать на такой церемонии, которая похожа на балаганное шоу, очень страшно, а ведь в истории есть учёные, получившие и Шнобелевскую, и Нобелевскую премии», — рассказал эксперт. Это, например, Андрей Гейм, получивший в 2008 году Игнобель за «летающую лягушку» (эксперимент с диамагнитной левитацией), а уже в 2010 году ставший вместе со своим учеником Новосёловым лауреатом Нобелевской премии за открытие графена.

Не желая оставаться в стороне от праздника юмора и науки, редакция «Кота Шрёдингера» и организаторы научно-популярного проекта oLogy выдвинули своих кандидатов в лауреаты Шнобелевской премии и готовы поделиться своими находками с оргкомитетом. Это и снаряды с зарядом из фекалий, на которые оформлен патент, и диссертация, восстанавливающая доброе имя российского химика Менделеева, который, по мысли автора, вовсе не изобретал водку, и описание концепта «дурак» в русской культуре, и исследование эмоционального стресса яков от воздействия на них присутствия экспериментатора.

Вечер научных страшилок – научно-популярное шоу, которое проводится тринадцатого числа. Темой выступления двух или трёх спикеров становятся страхи, относящиеся к области их научных интересов, разбор и развенчание суеверий и ошибочных представлений, а также формирование научной картины мира у слушателей.